Новости сайта

     Митрополит Антоний (Паканич): «В любой ситуации, будь то вопрос архиважный или элементарный, мы сталкиваемся с тем, что нужно выбрать: сказать правду или солгать, порадоваться за человека или проникнуться завистью, улыбнуться и поддержать или разразиться оскорблениями и унизить, защитить или предать».

     Священник Александр Пикалев: «Почти каждый священник, служащий на приходе, во время Великого поста или непосредственно перед ним, страдает от докучливых вопросов о том, как поститься, что есть, что не есть, когда можно масло, когда рыбу, когда нельзя ни того, ни другого, сколько раз в день и в какое время есть и т.д. и т.п.

     И невольно возникает такое впечатление, что православный пост есть такая необыкновенно сложная и изощренная диета, которая ни одному специалисту-диетологу не приснится и в кошмарном сне».

       Видеть грехи и даже каяться в них - мало. Кто не умеет не осуждать, тот не застрахован от самого лютого врага - гордости. Она умеет прятаться под видом ложного благочестия, сосуществовать рядом с подвигами, не боится поста. В конце концов, против нее направлено все - и целомудрие, и смирение, и терпение, и любовь. Когда это вместе объединится в душе в единое целое и вызовет самое искреннее сочувствие к согрешающему, а никак не осуждение другого, тогда твердыня адова - гордость - даст трещину. Победить ее до конца один Бог сможет в нас, но от нас требуется усилие и мы являем его, молясь молитвой преподобного Ефрема Сирина.

     Митрополит Антоний (Паканич): «Пост – это время исполнения желаний. Вы не знали об этом?

     Только нужно отчетливо понимать, как эта удивительная возможность воплощается в жизнь, и соответственно этим знаниям правильно к ней подступиться и отнестись».

     Иерей Андрей Чиженко: «Если человек говорит, что он не идет в храм, потому что там церковнославянский язык непонятен, ответ здесь один: «Не язык непонятен, а просто лень тебе». Сегодня язык непонятен, завтра жарко, послезавтра холодно, а там батюшка сильно толстый или машина у него сильно дорогая, или что-нибудь еще. Тот, кто не хочет идти, найдет сотню причин не идти. Тот, кто хочет идти, найдет сотню причин идти».

     Василий Акимович Никифоров-Волгин «Молнии слов светозарных»: «Любил дедушка Влас сребротканый лад церковнославянского языка. Как заговорит, бывало, о красотах его, так и обдаст тебя монастырским ветром, так и осветит всего святым светом»…

     Не раз говаривал он мягко гудящим своим голосом:

     – В кладезе славянских речений – златые струи вод Господних. В нем и звезды, и лучи, и ангельские гласы, и камения многоцветные, и чистота снега горного светлейшая!»

     «Ты просто не любишь мою маму!» - громкие всхлипывания, демонстративный поворот головы, хлопок входной двери – и благоверная удаляется к той самой «нелюбимой» маме, а супруг так и стоит на месте, лихорадочно пытаясь понять – что же такого он, в конце концов, сказал?

     Священник Димитрий Шишкин: «Посмотрел на днях замечательный фильм Отара Иоселиани «Листопад». О противостоянии человеческой порядочности бездушному механическому «порядку»… о том, что никакие глобальные интересы, проекты и планы не могут быть важнее человеческой порядочности и совести».

     В наше время очень сильно поменялось восприятие «третьего возраста»: сейчас пожилые люди – это вовсе не домашние затворники, круг интересов которых замыкается лишь на заботе о внуках и правнуках. Но вместе с тем не потеряли ли мы нечаянно очень важное, глубокое понимание старости как времени приготовления к вечности? Об этом размышляет прихожанка Знаменского храма Ханты-Мансийска.

     Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл: «Критики традиционного уклада семьи декларируют свою внешнюю о ней заботу, хотя на деле предлагают лекарства, которые не лечат возникающие у семьи болезни, а убивают недугующих. Нет сомнений, что родись Христос ныне, Его обязательно изъяли бы у Его Пречистой Матери по вполне резонным для современного взгляда причинам: рождение в антисанитарных условиях, нищета и многодетность приемной семьи, малолетство Матери».

Страницы